Самое интересное с пресс-конференции создателей фильма MARVEL «Стражи Галактики. Часть 2» в Москве

3 мая 2017

На прошлой неделе Москву посетили создатели фильма MARVEL «Стражи Галактики. Часть 2». Мы побывали на их пресс-конференции и узнали, как режиссёр Джеймс Ганн отбирает классные треки, как Майкл Рукер относится к русским приметам, и откуда у Пом Клементьефф такая необычная фамилия. Фильм о новых приключениях космических супергероев в кино с 4 мая!

В фильме «Стражи Галактики. Часть 2» традиционно звучит потрясающая подборка музыки 80-х. Как вам удаётся настолько точно и качественно выбирать классные треки? Может, у вас есть какие-то любимые группы? Отбираете ли вы треки лично?

Джеймс Ганн: На самом деле, музыка в фильме не совсем соответствует моему вкусу: это музыка Мередит Квилл, мамы Питера, которая ушла из жизни в начале первого фильма. Я считаю, что тема отношений Питера с мамой является важной в обоих фильмах. У меня на компьютере есть плейлист из более 500 композиций, которые могли бы нравиться маме Питера. Когда я начинаю работать над сценарием, я ищу, какая из них подойдёт по настроению к будущей картине. Порой я не нахожу подходящий трек в этом списке и продолжаю поиски дальше. Я прослушиваю множество песен, пока не найду ту самую. Когда мы приступили к съёмкам, все треки уже были согласованы, и я включал их на съёмочной площадке, чтобы актёры могли ими проникнуться.

В фильме Йонду (персонаж Майкла Рукера) произносит фразу о том, что нужно идти от сердца, а не от головы. Как режиссёр вы больше думаете головой или сердцем?

Джеймс Ганн: Я стараюсь принимать решения и головой, и сердцем. Большая часть режиссёров и сценаристов, которыми я вдохновляюсь, создают эмоциональные истории. Ведь их будут смотреть люди по всему миру, и они должны быть им близки. Я очень рад сейчас быть в Москве, одном из самых невероятных и впечатляющих городов, которые я видел в своей жизни, ведь я имею возможность непосредственно наблюдать, как люди воспринимают мой фильм. Я действительно люблю этих героев и переживаю за них. И мне очень важно создать связь между фильмом и аудиторией, но чтобы все это сработало, необходим точный расчёт и планирование.

Вы все сегодня в первый раз в Москве?

Джеймс Ганн: Я да.

Майкл Рукер: Да, я тоже.

Пом Клементьефф: Я не помню! Я была в Якутске, но это была просто пересадка.

Пом, мы знаем, у вас русские корни. Так ли это?

Пом Клементьефф: Да! Фамилия моего дедушки Клементьефф! Дедушка по папиной линии, так что я на четверть русская.

Пом, когда вы собирались в Москву, столицу России, откуда родом ваш дедушка, были ли у вас особые ожидания?

Пом Клементьефф: Я была очень воодушевлена приездом сюда. Очень жду возможности немного прогуляться и посмотреть город. Это для меня многое значит.

Майкл, у нас в России есть такое суеверие, что если свистеть в помещении, то не будет денег. Так как вы почти весь фильм свистите и грабите при этом людей, может быть это взаимосвязано?

Майкл Рукер: *свистит*

Персонаж Мантис, кажется, чуть-чуть выбивается из общего строя. Какой потенциал есть у героини в качестве участника команды «Стражи Галактики» в будущих фильмах? Особенно, в плане экшен-сцен?

Джеймс Ганн: Я думаю, она станет важным членом команды, станет частью их семьи.

Пом Клементьефф: Круто!

Вы хотите сказать, что в третьей части фильма «Стражи Галактики» Мантис также будет играть существенную роль?

Джеймс Ганн: Если она переживёт события фильмов «Мстители: Война Бесконечности», то да! Мантис очень важный персонаж, а Пом — отличная актриса, для меня большая честь работать с ней. Она также идеально подходит для своей роли, как и Дэйв Батиста. Я не могу представить кого-нибудь другого на роль Дракса, кроме Дэйва Батиста. Он был рождён для этой роли. То же самое я думаю о Пом. Мы прослушали сотни актрис по всему миру, пока не остановились на этом самом человеке. Я видел множество невероятных актрис, но именно Пом меня покорила.

В первом фильме «Стражи Галактики» преобладала тема дружбы, в «Стражи Галактики. Часть 2» - рассуждение на тему поколений. У вас уже есть идеи, что будет в третьей части?

Джеймс Ганн: Я определённо точно знаю, что будет в третьей части, но не могу вам всем рассказать, потому что это огромный спойлер. Отличительная особенность фильмов «Стражи Галактики» в развитии характеров всех персонажей. Мы уже видели взрослого Грута, теперь у нас малыш Грут. Мы продолжим наблюдать за их развитием. Во многих фильмах персонажи ничему не учатся или запоминают один и тот же урок. Наши персонажи совсем другие: мы специально хотели, чтобы они были более человечными.

Кассета Квилла называется «Улётный Микс» — то же можно сказать и о фильме. Вторая часть получилась серьёзнее, сохранив при этом мультяшные эффекты и красивые декорации. Когда вы приступали к работе, какую тональность задумывали? Драматический уклон или комедийный?

Джеймс Ганн: Мне кажется, все эти элементы невероятно важны. В жизни же есть и грусть, и радость. Мне хочется думать, что «Стражи Галактики» совмещают в себе эти элементы в абсолютно уникальном ключе. Люди получают ответы на вопросы «Кто мы?» и «Как мы относимся друг к другу?». В общем, я считаю, что одна сторона фильма не может быть важнее другой. Баланс — вот, что важно: баланс эмоций, юмора и приключений.

У Мстителей есть сольные фильмы. Скажите, о ком из команды «Стражи Галактики» вы бы хотели снять фильм?

Джеймс Ганн: В первую очередь я работаю над третьей частью фильма «Стражи Галактики», я также работаю с Кевином Файги над расширением космоса в кинематографической вселенной MARVEL. Другие фильмы будут строиться на этих персонажах, и я искренне считаю, что каждый из них заслуживает сольный фильм или дуэт, например, Мантис и Дракса или Ракеты и Грута!

 

Другие новости
Следите за новостями